Назад

Потребители делятся и умножают

К списку новостей

Sharing economy расширяет экспансию за счет новых сегментов: офисных пространств, вещей различного назначения и совместных поездок.

Размеры глобальной экономики совместного потребления (sharing economy) в 2017 году составили $18,2 млрд и, согласно прогнозу авторов доклада Sharing Economy: Opportunities, Impacts and Disruptors американской Juniper Research, к 2022 году достигнут $40,2 млрд. Потенциал роста объема рынка sharing economy, по оценке международной PricewaterhouseCoopers (PwC), значительно выше: отрасль способна вырасти до $335 млрд к 2025 году за счет пяти ключевых секторов — путешествий, совместного использования автомобилей, финансов, поиска персонала, а также потоковой передачи музыки и видео. Airbnb, например, по данным PwC, ежегодно обслуживает почти на 22% больше туристов, чем международная сеть отелей Hilton. А сервисы совместного использования автомобилей, в том числе американский Uber и Lyft, французский BlaBlaCar, индийский Ola и другие, по оценке Juniper Research, к 2022 году принесут 47% общего дохода экономики совместного пользования.

Концепцию совместного потребления в 2010 году в книге What’s Mine Is Yours: The Rise of Collaborative Consumption предложили экономисты Рэйчел Ботсман и Ру Роджерс. Суть ее в том, что онлайн-платформы позволяют людям и бизнесу совместно пользоваться своими ресурсами и делают временный доступ к продукту более выгодным, чем его покупку. Основоположником концепции в перевозках стала компания Uber, основанная в 2009 году и предложившая потребителям отказаться от личного авто благодаря широкой сети в том числе частных водителей. Компания стала оказывать столь сильное влияние на бизнес такси, что в России, например, регулятором были введены правила, ограничивающие участие в перевозках водителей без соответствующего разрешения. Сегодня сервис стал, по сути, заказом такси. Однако снижение цены в результате большого количества новых перевозчиков действительно побудило многих отказаться от использования личного автомобиля.

2019 год, по мнению аналитиков, станет решающим: один из лидеров отрасли, компания Uber, объявил о своем намерении провести первое публичное размещение акций (IPO) в первой половине текущего года. По оценкам банковских консультантов сервиса, в результате первичного размещения акций компания может быть оценена в $120 млрд. Как писал ранее американский Bloomberg, аналогичные намерения имеет объединенная компания Uber и «Яндекс.Такси».

С развитием sharing economy связывают серьезную трансформацию автомобильной отрасли. Как пишет американский Bloomberg со ссылкой на данные автоконцерна BMW, через десять лет один шеринг-автомобиль заменит по крайней мере три частных. Крупные автопроизводители инвестируют в сервисы совместного пользования. Так, например, в 2017 году производитель Mercedes-Benz Daimler AG купил долю в немецком каршеринге CleverShuttle, а BMW в марте прошлого года объединила свой шеринг-стартап DriveNow с конкурентом Daimler's car2go для развития универсального сервиса — от вызова такси до парковки и подзарядки электромобилей.

«Выход на IPO продемонстрирует колоссальную привлекательность шеринг-сервисов для широкого круга инвесторов. Среди них могут появиться не только автомобильные концерны, IT&tech компании, но и консерваторы, привыкшие вкладываться в традиционные бизнесы, — страхование, недвижимость, добывающий сектор», — считает руководитель кластера sharing economy Российской ассоциации электронных коммуникаций (РАЭК) Антон Губницын. Это, по его мнению, породит новую волну стартапов, желающих повторить успех Uber.

Экономика совместного потребления в России пока отстает по уровню развития от ведущих стран, но темпы ее роста впечатляют. В прошлом году, по данным отчета РАЭК «Экономика совместного потребления в России 2018», объемы sharing economy выросли на 30% и составили 511 млрд руб.

 

Вечный двигатель

 

Популяризатором и драйвером экономики совместного использования в России тоже является каршеринг, говорит сооснователь BelkaCar Лориана Сардар. Сервис исполняет мечту о личном автомобиле без необходимости при этом его обслуживать. На западе каршеринг развивается с начала 2000-х годов. В Москву он пришел лишь в 2013-м, и за это время число машин в столичном парке каршеринга, по оценкам правительства Москвы, выросло до 17 тыс.Департамент транспорта и развития дорожно-транспортной инфраструктуры города и дальше намерен наращивать этот автопарк. Как сообщается на официальном сайте ведомства, в 2020 году число шеринговых машин в столице должно увеличиться до 30 тыс., в том числе благодаря субсидированию городом процентных ставок по лизинговым кредитам для операторов сервиса. Общая потенциальная аудитория всех прокатных сервисов в Москве, в том числе велосипедов и самокатов, оценивается в 10 млн человек старше 16 лет. Регулярно каршерингом, по данным столичного департамента транспорта, пользуются 1 млн человек. Московский рынок обслуживают 12 шеринговых компаний. В 2018 году они наращивали средний чек за счет увеличения продолжительности поездок, введения динамического ценообразования и расширения автопарка моделями бизнес-класса, пишет «Коммерсантъ».

Столичный рынок уже перенасыщен, считает руководитель BlaBlaCar в России Ирина Рейдер:

«В прошлом году предложение по машинам выросло в четыре раза, но клиентская база продолжает быстро расти, небольшие игроки не выдерживают конкуренции и уходят, уровень сервиса тоже повышается».

Начинать с нуля новичкам на высококонкурентном рынке, по ее словам, сложно, поэтому многие рассматривают вариант инвестиций в действующих игроков.

Высокая концентрация населения и потребительского спроса в мегаполисах обусловливает дальнейшее развитие шеринг-сервисов в городах-миллионниках, отмечают в РАЭК. За пределами Москвы пока работают не более двух-трех операторов.

Значительные расстояния и неравномерное развитие железнодорожного сообщения способствуют развитию рынка карпулинга, отмечают аналитики РАЭК: карпулинг — сообщество России уже является самым крупным в Европе.

Совместное использование частного автомобиля при помощи онлайн-сервисов поиска попутчиков широко распространилось за пределами мегаполисов, говорит Ирина Рейдер. По ее оценке, комьюнити карпулинга в России уже насчитывает более 20 млн человек. Дальнейшее развитие сектора связывают в том числе с проникновением карпулинга во внутригородские поездки. Практика коротких совместных поездок по большей части основывается на долгосрочных офлайн-договоренностях между соседями и коллегами, хотя платформенные решения для этой услуги в настоящее время тестируются в разных странах.

«Последние три-четыре года мы видим все больше сервисов в разных сферах, предлагающих совместно использовать не только квартиры, машины и самокаты, но и одежду, коляски и даже такие предметы, как дрель», — говорит Лориана Сардар.

 

Вторая жизнь

 

По объему операций лидерами sharing economy в России являются платформы c2c-продаж (Avito, «Юла» и др.), p2p-аренды («Рентомания» и т.п.) и услуг частных фрилансеров. Их доля в общем объеме транзакций в 2018 году, по данным РАЭК, достигла 72% (370 млрд руб.) и 19% (98 млрд руб.) соответственно.

Ежегодно приблизительно 8 млн россиян становятся продавцами, 10 млн — покупателями на с2с-платформах. Зимой в ход идут теплые вещи, лыжи и коньки, а весной — кроссовки и велосипеды, так в зависимости от сезона меняется приоритет обмена вещами.

При этом лишь 18% пользователей с2с-сервисов продают вещи регулярно, а порядка 10% покупателей обеспечивают почти половину объема продаж. Платформы, как правило, не берут комиссии со сделок, а зарабатывают на дополнительных сервисах, прежде всего рекламных.

Этот бизнес выполняет роль одного из звеньев рециклинга, считает PR-директор компании Avito Андрей Барковский. Фактически повторное использование ресурсов, по его словам, полезно не только для экономики, но и для экологии: «Мы создаем отдельный сектор экономики, помогая начать собственное дело».

Услуги аренды между потребителями товаров для отдыха, торжеств и поездок, начиная от праздничной и спортивной одежды и заканчивая предметами интерьера и гаджетами, — еще одно перспективное ответвление бизнеса c2c— и p2p-платформ, говорит сооснователь сервиса «Рентмания» Людмила Булавкина. В Европе и США, по ее словам, популярна аренда мебели — как для временного проживания в съемном жилье, так и для смены обстановки.

«В России тоже растет поколение людей, которые отказываются от собственного жилья и долгих выплат ипотеки, предпочитая высокое качество жизни прямо сейчас в съемной квартире», — говорит Людмила Булавкина.

Желание «пожить в удовольствие» развивает прокат ювелирных изделий и других элитных товаров.

В отличие от с2с-коммерции, где в основном представлены товары массового потребления, на платформах p2p-аренды спросом, как правило, пользуются премиальные или нишевые вещи: шлемы виртуальной реальности и новейшие игровые системы, вечерние платья, а также дорогой спортивный инвентарь и фотообъективы. Шеринг-сервисы этого сектора работают не только с физлицами, но и с компаниями традиционного (офлайн) проката.

 

Все общее

 

В прошлом году благодаря чемпионату мира по футболу рванул на 70% сегмент краткосрочной аренды жилья, говорится в исследовании РАЭК. Его среднегодовой темп роста в 2014–2017 годах составлял 55%. Для этого сектора в России характерна высокая доля внутреннего туризма, отмечают авторы исследования: «На сервисе Airbnb, специализирующемся на международной аудитории, доля внутренних путешествий среди бронирований по России в 2017 году достигла 63%». Платформы для сдачи недвижимости, как правило, монетизируются через комиссии с транзакций, платное размещение и продвижение объявления.

Развитие шеринг-сервисов недвижимости во многом зависит от регулятора, отмечает Антон Губницын. Например, напрямую не влияя на шеринг-платформы краткосрочной аренды жилья, законопроект о запрете размещения хостелов в жилых домах может как привести к перетоку клиентов из хостелов в сдающиеся квартиры, так и дать негативный сигнал рынку. «Ограничительные аппетиты государства могут вырасти за пределы соседних отраслей», — добавляет эксперт.

По словам Антона Губницына, не стоит забывать, что шеринги, как и хостелы, — это часть инфраструктуры для развития в стране туризма:

«Любое масштабное мероприятие, например чемпионат мира, Олимпиада, сталкивается с проблемой переполненности отелей и запредельных цен, так что заполнение туристами частного жилого сектора — это решение, от которого выигрывают все».

По словам технического директора сети открытых офисных пространств «Ключ» Владимира Маслякова, рынок коворкингов, как и в случае с каршерингом, уже начал ощущать интерес столичных властей к сервисам аренды рабочих пространств. Пока Москва в два-три раза отстает от европейских и североамериканских мегаполисов по обеспеченности коворкингами на душу населения. В других российских городах рынок коворкингов находится на начальной стадии развития. «Владельцы недвижимости пока плохо понимают бизнес-модель операторов коворкинга и совместных рабочих пространств», — говорит Владимир Масляков. Но ситуация быстро изменится.

 

Экономика впечатлений

 

«Укрепление горизонтальных связей в обществе оптимизирует потребительские расходы, а принципы совместного потребления повышают качество жизни», — отмечают аналитики РАЭК. Больше нет необходимости приобретать товар для получения доступа к нему, доступность товаров и услуг увеличивается как с точки зрения стоимости, так и скорости их предоставления. Такой подход органично вписывается в образ жизни миллениалов, или поколения Y (родившихся в 1980–1990-е годы), и последующего поколения Z, для которых получение впечатлений, мобильность и возможность выразить свою индивидуальность важнее статусного потребления, говорит Антон Губницын.

36% россиян уже разделяют привычный для 50% населения мира принцип, согласно которому приобретение новых впечатлений более важно, чем обладание вещами. Такие данные приводит компания GfK по результатам глобального онлайн-исследования «Жизнь потребителей» (Consumer Life).

Россия интегрирована в глобальную экономику, поэтому сегодня переживает те же трансформации, что и развитые страны, говорит Ирина Рейдер: отрасль, как и все секторы цифровой и «аналоговой» экономики, зависят в том числе от скорости и баланса законодательного регулирования и влияния традиционных игроков, чей статус-кво нарушается.

 


 

Чем делятся в Азии

Китай является лидером и пионером во многих отраслях экономики совместного потребления — шеринг велосипедов (OfO), зонтиков (Molisan), зарядных устройств для аккумуляторов (Shenzhen Laidian) и баскетбольного оборудования (GanPai).

Среди десяти крупнейших компаний экономики совместного потребления три компании представляют Китай — это Didi CHuxing ($50 млрд, транспортные услуги), Lufax.com ($18,5 млрд, p2p интернет-финансирование), Meituan-Dianping ($18 млрд, онлайн-доставка еды, товаров и услуг), согласно исследованию американского инвестиционного банка Merrill Lynch.

По прогнозам Государственного информационного центра КНР, экономика совместного потребления в стране будет ежегодно расти на 40% и к 2020 году достигнет 10% ВВП Китая, или $1,7 трлн, а к 2025-му — 20% ВВП, или $4,4 трлн.

Источник: https://plus.rbc.ru/news/5caf50277a8aa95156625776

Последние новости

На iЮНЬ-DAY (8) эксперты Рунета приступили к формированию программы RIW 2019
17.05.19
Кейс: как автомобильному бренду заявить о себе на форуме про интернет
26.04.19
Information for foreign participants
26.04.19